Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/users/t/transformer/domains/chegu.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Харсеной: одна только память… » Все для студента
Сегодня:
Опубликовано сегодня: 1 новость
Новых учасников сегодня: 2 человека
НАВИГАЦИЯ  

 
 
КАЛЕНДАРЬ  
 
   
Голосование  

В ночь перед экзаменом
В перерывах между экзаменами
За неделю до сессии
Примерно за месяц
С самого начала семестра


 
   
Архив  
 
   
Статистика  

Rambler's Top100
Партнеры сайта  
 
   
   
 


17 декабря 2009 Харсеной: одна только память… Обзор местной прессы
«Меня зовут Магомед Масуев...»- начинает свой неторопливый рассказ этот убеленный седина¬ми харсеноец. Магомед Масуевич хорошо знает историю своего родового села... Село Харсеной на¬ходится в 12 километрах от районного центра Шатой, на левом берегу реки Марта. Такое название село получило по назва¬нию притока реки, Хьорсана, на берегу которого оно находилось.В XIX веке вся терри¬тория, на которой ныне расположилось село, при¬надлежала Александру Ипполитову и его семье и называлась «Налетан мохк». После смерти Ипполитова земли отошли его жене, Медни, а потом их сыну Николаю, и стали называться «Колин мохк».Уже потом Николай Ипполитов продал эти земли одному из чечен¬ских обществ - мулкъой, которые, переселившись, основали здесь неболь¬шие поселения, слив¬шиеся затем в одно село под названием Харсеной. «В 1905-м году», - выда¬ет дату основания села память старожила. «А организовал тот выкуп земель Иса Никаев», - вспоминает Магомед.- Пятьсот дворов было в селе в лучшие времена, - говорит М. Масуев. - За¬нимались, в основном, скотоводством, отгоня¬ли стада на пастбища в горы - благо, травы там та-а-кие...Пожилой человек на мгновение погружается в свою память...- Когда началась Вели¬кая отечественная война, на фронт из Харсеноя ушли примерно сорок мужчин, - продолжает рассказ старожил. - Поч¬ти никто из них не вер¬нулся...Вернулись... Бауди Чадиев, который жи¬вет ныне на «Окружной», в городе Грозный. Воевал Бауди на двух фронтах - финском и германском. Харсеноец Денильбек Басаев тоже вернулся...Но что это было за воз¬вращение?.....Один из самых страшных дней в своей жизни Магомед запомнил хорошо. В тот предпобедный сорок четвертый год зима была бесснежная, но...в ночь на 23 февраля на поля и дома Харсеноя, на склоны хребта Нохчийн дукъ легли белые пушистые снега...- В то время я как раз учился в седьмом клас¬се, - вспоминает Магомед день выселения. - Нам ничего заранее не гово¬рили. Солдаты уже были в селе, вроде бы отдыха¬ли... Утром рано слышим шум, топот... Побежал к дяде - там уже были солдаты.Времени на сборы поч¬ти не было - и семья дяди взяла с собой, что смогла. Родители Магомеда хва¬тились мальчика, за ним пришел солдат и увел домой.Когда пришло время и семье Масуевых покидать родной очаг, Магомед хотел захватить с собой Коран, который он начал читать с шести лет, но... домой мальчика уже не пустили.- Собрали нас возле сельского кладбища, - продолжает рассказ по¬жилой человек. - Многие люди были буквально полуодеты, в обуви не по погоде... на снегу стояли под открытым небом в окружении солдат.... Удалось разжечь костер, пустив на дрова ограждение, и один сол¬дат подошел к костерку- погреться. А прове¬ряющий караул верховой офицер заметил, обру¬гал... Всякие контакты, разговоры с чеченца¬ми, с «бандитами», были солдатам запрещены. А утром погнали жителей Харсеноя: детей, женщин, стариков, больных, по до¬роге - грязь вперемешку со снегом - к Верхним Варандам, Действитель¬но «погнали» - как скот, да палками по уставшим людям...- В Варанды прибыли уже ночью, - говорит Ма¬гомед. - Там умер первый из выселенцев, похоро¬нить его как положено мы не смогли. Остался лежать на улице...... Скорбный путь харсенойцев пролегал через Грозный на Самашки. Там их погрузили в «телячьи» вагоны, где продержали еще двое суток. Ни еды, ни чаю...Потом эшелон двинул¬ся к месту спецпоселения. В пути люди умирали, их оставляли лежать в снегу...Магомед вспоминает то страшное время. Мы сидим во дворе его дома в Алдах. Даже в полутьме видно, что глаза старика полны слез, хотя сколько уж времени прошло...До Казахстана спецпо¬селенцы добирались три недели. «Попали в Алма-Ату, в хорошее место, в центр Казахстана, там было не так холодно...»...Чеченцы стояли на станции, вернее, сидели на сваленных в кучу ве¬щах, когда к ним подошла русская женщина. «Ска¬жите, какой вы националь¬ности?» «Чеченцы мы...»- О-о, а нам говорили, что сюда едут людоеды, чтобы мы не связывались с вами. А вы такие же люди, как и мы... - пока¬чав головой, произнесла женщина.Потом была жизнь в маленьком поселке. Вме¬сте с другими ребятами Магомед работал в кол¬хозе на поливе. А через полгода семья дяди за¬брала Масуевых к себе в Алма-Ату...... В Харсеной Магомед Масуев вернулся только через двадцать лет. Вер¬нулся, чтобы на склоне лет снова оставить его. Войны конца двадцато¬го века, прогремевшие на чеченской земле, не оставили родному селу ни единого шанса. А самих харсенойцев разбросало - разметало по белу све¬ту. Так налетевший ветер разметывает скошенную высохшую траву, ведь без корней-то разве удержит¬ся что?.....А Магомед Масуев со своей семьей живет ныне в Грозном, в поселке Алды. Лишь долгими вечерами, сидя во дворе, вспоминает он то время, когда родной Харсеной оглашался веселыми голосами ребятни, идущей с речки или мыча¬нием возвращающегося домой с пастбища скота. Ничего не осталось от той жизни, ничего - ни дома, ни села... одна только па¬мять...да зеленеющий ле¬том или покрытый шапкой белого снега зимой хребет Нохчийн дукъ печально и безмолвно взирает ныне на разрушенное войной село, в которое вернутся ли когда-нибудь его го¬рестные жители?..Марем Нохчиева «Вести республики» № 244, 17 декабря 2009 г.

 (голосов: 0)
 
 
www.Chegu.ru © 2008-2011. Все права защищены